"Если сегодня — эпоха метамодернизма, а не модерна и постмодерна, то из того, что есть, можно сделать что-то свое". Интервью с художником Владиславом Мельником
05/06/2019

"Если сегодня — эпоха метамодернизма, а не модерна и постмодерна, то из того, что есть, можно сделать что-то свое". Интервью с художником Владиславом Мельником

Раз в 3 недели в днепровском пространстве «Кімната» проходят выставки начинающих украинских художников. «Кімната» — проект галереи «Артсвіт», которая дает возможность высказаться новым лицам в украинской художественной среде. С 19 апреля по 4 мая в ней прошла первая выставка молодого днепровского художника Владислава Мельника — «Ребусы на плоскости». Анна Головченко пообщалась с Владиславом о современной живописи, мистицизме, провокациях и его личном художественном методе.

Про днепровские галереи живописи

Я, конечно, могу сказать, что я сразу написал в Артсвіт и сделал свою выставку здесь, потому что я крутой чувак, но нет. Я хотел сделать выставку в Днепре в  музее Украинской живописи еще в ноябре. Сначала мне сказали, что перезвонят через неделю. Прошел месяц, я подумал, что обо мне забыли и пошел к ним сам.

В музее мне сказали, что директору очень понравились мои картины. Возможно из-за того, что у меня специфические работы, а у них представлена более салонная живопись, то это пока что был не мой день. И еще месяц я не питал надежд на личную выставку где-либо еще.

Я знал, что раньше в Днепре была клёвая галерея «Я Галерея», что есть «Артсвіт». Но я считал, что не буду для них интересен. И я пошел в «Арт-квартиру». Там мне сказали, что такие картины не актуальны и предложили, чтобы я сбросил их в facebook, чтобы посоветоваться. Я обозлился и решил, что выставки — это слишком попсово для меня. Я стану просто интернет-героем — и все. По сути интернет мне помогает продавать картины и это хорошая платформа, чтобы их демонстрировать, но всё же хотелось что-то физическое.

Вскоре моя подруга мне сказала: «у тебя будет выставка в галерее «Артсвіт». Когда я начинал рисовать, я не думал о том, что у меня будут выставки. И тут суперсерьезная и самая крутая галерея в городе мне это предложила. Мне было очень приятно, показывало, что я делаю что-то правильно и это интересно не только моим подписчикам.

Про выставки и культурную жизнь Днепра.

Я приблизительно знал о местах, которым может быть интересно мое творчество. Есть много художников из Днепра, но я не видел, чтобы у них было много выставок. Музыка у нас очень хорошо развита, фотография, но вот живопись, особенно современная… Конечно, академисты устраивают свои выставки. Я их не осуждаю, но, по-моему, это уже не тот век. После двух неудачных попыток я подумал, что ничего не будет.

Но я не сдавался и продолжал писать, потому что выставка — это всего лишь часть социализации, а живопись первична. Можно заниматься чистой живописью, как Поллок или абстрактные экспрессионисты Америки в 1950-х годах. Сюжет картины вторичен. Это уже что-то вроде твоего личного дневника, в котором ты что-то рассказываешь.

Про вдохновения и направления в живописи

Если сегодня — эпоха метамодернизма, а не модерна и постмодерна, то из того, что есть, можно сделать что-то свое. Я часто встречаю у художников, что они что-то ищут и пытаются делать, но когда понимают, что у них получается сплошная каша, они бросают это и говорят: «у вас тут такой бред сейчас в живописи, что мы даже не будем рисовать».

Сначала мне вдохновлял постимпрессионизм. Особенно Ван Гог — своей палитрой, насыщенностью, верой и усилиями, которые он прилагал. Это очень отважный человек. И в том возрасте, когда он начал писать, в период споров об актуальности живописи. Я много раз перечитывал его переписку братом Тео. И «Жажда жизни». Но я не рисовал натюрморты и пейзажи, потому, что у меня нет такой базы как у него, я не учился этому технически. Я исследовал живопись эмпирически.

Еще я склонялся к Жану-Мишелю Баския. Какое-то время мой образ жизни соответствовал его образу. И тусовка, которая меня окружала, вдохновляла черпать что-то от него. Я смотрел очень много его интервью. Он был эрудирован, и знал такие вещи, которые многие художники, будучи великими умами и гениями, пропускают мимо ушей. А он сексуален своей мыслью. И его наскальная живопись тоже меня вдохновляла. У меня не получалось так выводить нечто подобное, потому что Баския намного больше знал в том возрасте, когда я начал рисовать. Я начал заниматься живописью из каких-то своих соображений. Я могу только обозначить ветвь абстрактного экспрессионизма, неоэкрессионизма.

Пока выходит так, что каждые 2 месяца я вырисовываю что-то новое, потому что я еще не пришел полностью к тому, что бы я хотел изображать всегда. В том числе это авангард. Меня очень вдохновила книга Кандинского «Точка и линия на плоскости». Я из русской школы знал только Малевича, но сильно не присматривался. А вот во время чтения этой книги мне сразу же захотелось повторить что-то подобное только для того, чтобы разбросать по плоскости этот цвет, формируя его в геометрические фигуры.

Раньше очень я много читал Да Винчи, Сальвадора Дали, Пикассо, присматривался к картинам. А потом, когда у меня появился довольно большой багаж знаний, я стал копать только в себя. Сейчас я делаю коллажи о культовых личностях современности, и эти личности в своих профессиях — первые номера.

Про сублимацию

Я думаю, сейчас все намного жестче. Есть интернет, который сильно влияет на сознание масс. Я вижу столько странных происшествий, наблюдаю поведение людей. Например, жестокость у женщин к своим детям, чуваки, которые напиваются и бьют своих детей, драки… Люди просто не знают, чем заняться. Вот знаешь, надо сделать что-то такое конченное, чтобы выплеснуть свою злость. Никто не умеет сублимировать. Но еще отчасти и потому, что я сам по себе очень эмоциональный человек.  Я ни на что это не проецирую и не говорю об этом. Просто оно все комком набирается и выплескивается, например, через день.

Бывает такое, что, когда мне очень легко, я начинаю писать первичные этапы картины. Я очень вспыльчивый, в таком состоянии я могу уйти на 2 часа,  а когда вернусь, выплеснуть этот нерв на картину. И если мне хватает этого азарта, то я могу ее дописать, если нет — то, может быть, допишу на следующий день. И вот эта маневренность настроения очень часто влияет на мои картины.

Про материалы

Я начинал с акрила. Последние месяца 3, когда хватало денег на масло, я начал их смешивать ради эксперимента. Потому что масло дает очень хорошую глубину, а акрил — насыщенность. А еще вторичный прослой я делаю маркером. Но чаще всего использую акрил, потому что я пишу быстро и акрил очень быстро высыхает. Но я иногда просто поверх масла пишу, потому что ждать день пока оно высохнет — не для меня.

Про свою продуктивность и работоспособность

Здесь представлены не все картины, которые у меня есть. Это примерно ⅕. В сети тоже не много картин. Стараюсь не размениваться лишними публикациями. Я просто постил что-то раз в неделю. Для выставки я подобрал самые актуальные работы, подходящее под тематику и название выставки — «Ребусы на плоскости».

У меня есть еще очень много картин на ДВП. Кстати, серия картин «Waltz with emptiness»  и «Pleasures of duality» раздолбана, потому что куски ДВП стирались об асфальт, когда я их нес.

Есть две картины, которые я называю «матрешки», они реально похожи на матрешки. Не очень техничны, но у них классная сюжетная линия, и таких у меня, наверное, около 70. У меня еще очень много картин на картоне и бумаге.

Иногда я за день пытаюсь написать картину, но не могу сказать, что она закончена. Мне посоветовал мой товарищ-художник, что если не идет, то лучше на время отложить. Бывают еще истории, как с «Waltz with emptiness», которую я рисовал месяц. Основу я написал за день. Но ей не хватало вот этой линии по спирали. А идея пришла очень хаотично.

На тот момент мне родители помогали финансово художественными материалами и едой. Спустя год мама мне сказала, что если я не стану никак реализовывать это физически, то мне просто перестанут давать деньги. Стоя возле этой картины, я подумал, мол, ну и ладно, пойду на работу. И взмахом руки хаотично кинул краску, так она и легла. И картина очень крутая получилась. И такие спонтанные вещи обычно дают крутой фидбек. Потому что когда ты усердно и монотонно пишешь, иногда ничего не выходит. А когда ясным взглядом, через время смотришь на вещи, то сразу видишь их завершенность.

Про свой процесс работы

Я раньше много всякими делами занимался и успевал сделать что-то за день, но я бы не сказал, что это было что-то конструктивное. В апреле прошлого года я набрал лишний вес. Я просыпался на рассвете в 4:30 я выходил на пробежку. Примерно в 6 я возвращался, ел, купался и в 7:30 садиться рисовать, и так до 18-19 вечера — пока солнце не садилось.  До 21-22 читал книги. И уже на 2-3 неделе я ощутил себя очень синхронно.

Я чувствовал, что делаю хорошую вещь в виде повседневного письма. Я делаю то, что меня очень радует, и это — моя жизнь. Меня это очень мотивирует не останавливаться.

Про абсолют и мистицизм

Одно время мне казалось, что я являюсь частью абсолюта и переходником в руках Бога, и, рисуя, я отдаю ему дань. Отсюда и все эти вторичные вещи, про один день — одна картина.

Я не фанатик религии. Но тогда меня было такое ощущение, что если я буду рисовать, то буду напрямую говорить с чем-то. Это лишь одна из причин по которой я рисую, сейчас у меня есть намного больше мотивации. Очень часто я выдыхаюсь из-за того, что рисую каждый день. Когда я сижу в комнате, которая одновременно и моя мастерская,  что не могу перестать рисовать. Но иногда просто не лезет и я ничего не вижу.

Если бы у меня была определенная база, я мог бы монотонно продолжить писать, но это не для меня. Когда такие дни затягиваются на недели, я начинаю думать о том, что я должен что-то себе.

Про обет молчания

Это было частью моего опыта, связанного с абсолютом. Всего лишь отстранение от материального, блуждание по собственным истокам. Я организовывал концерты, делал одежду, фотографировал, но это все мне давалось слишком просто. Мне хотелось еще сильнее углубиться в искусство. Нужно было что-то, во что я могу вложиться, и мои размышления затянулись месяца на три. Я чувствовал себя как выброшенная из этого мира амеба. Потом я начал себя ненавидеть за бездействие, и погрузился в живопись.

Про самоограничения и смыслы

Ограничения позволяют тебе сфокусироваться на действительно важных вещах. Они дают возможность быть личностью и формируют тебя. Я фильтрую свои темы и не трачу много времени на размышления над ними. Все происходит очень ассоциативно. Я за первичность живописи, ведь смыслы вторичны. Трактовок может быть бесконечное множество. Отсюда и название выставки — «Ребус на плоскости». Я слышал очень много трактовок, которые не были близки к изначальной идее. Это все один большой пазл, и мне интересно, чтобы человек находился в поиске.

Про подписи своих картин

У меня есть друг из Киева, который решил не подписывать свои работы. И галлерея подписала все картины: «автор указал, что название картина нне несет». Все эти слова — всего лишь фон. Я не уверен, что названия некоторых картин дадут зрителю какое-то большее понимание сюжета, но считаю, что оно безусловно важно.

Про первый опыт работы с куратором

С Витой Поповой (куратор «Артсвіт» - прим.) мы сразу нашли общий язык. Это было прикольно, потому что такого опыта общения с кураторами у меня не было. Это была её идея разместить картины так плотно. Я хотел сделать все намного скучнее и просто разбить все картины на серии.

Про серии картин

В основном по сюжету. Обычно в серии до 10 картин. Я использую разные материалы для того, чтобы серия получилась круче и быстрее. Если ты можешь справиться со всем, при этом не имея ничего, то ты крут. Очень много людей начинают бросать живопись на ранних этапах или уходить в коммерцию. Очень много спонтанных серий — в обществе может произойти что угодно, и я начну это развивать.

Про проблематику с своем творчестве.

Меня волнует проблема социального неравенства. Странное разногласие между важностью и незначительностью в социуме. Например, я должен быть выброшенным из мира чуваком, которого ничего не ждет. Для всего постсоветского менталитета я — бич общества. Раньше, когда мне надо было далеко ездить, мне приходилось часто пользоваться общественным транспортом. И это было невыносимо.

Сейчас я хожу в наушниках и очках от солнца, и даже если мне что-то говорят, то я не обращаю на это внимание, потому что просто не слышу этого. В Киеве, например, мне было очень комфортно, там людям было абсолютно все равно, потому что они уже заняты своим делом.

Про провокации в живописи

Многим людям было плевать на искусство, потому что оно всегда было слишком честным. Художник — он как политик, но ближе к народу, потому что говорит правду. Я сделал 10 коллажей с популярными медийными героями, которые на своем примере показывают, как работают медийные  манипуляции. Если попытаться донести то, что человек не хочет слышать и не хочет признавать, то это может что-либо спровоцировать.

Про коллаборации с другими художниками

Одна коллаборация вышла очень спонтанной. Моя подруга дала мне холсты, которые ей были не нужны. Я доработал её картины и создал серию из 6 картин на оппозиционную тематику.

Потом была коллаборация с художницей из Астрахани. Я предложил ей прислать картину, чтобы я её разрисовал.

Следующий коллаб мне предложил чувак из Москвы — Vlad Baobab. Я придумал название и доработал цветовую гамму, а он создал сюжет и фундамент.

Я хотел бы сделать коллаборации с художниками со всего мира. У меня уже есть одна картина, она выставлена в сети. Знакомый художник из Лондона прислал мне портрет Дональда Трампа.  Работа называется «Жертвы капиталистической руины».

Про планы на будущее

Вот в галерее «Артсвіт» на днях была лекция, которую читали представители PinchukArtCentre (лекторка Тетьяна Кочубинская - прим.). Рассказывали о конкурсе, который будет проходить в ближайшее время (PinchukArtCentre 2020 — прим.). Я бы хотел подать заявку.

У меня есть покупатель из Лондона. Он сказал, что, возможно, он мне поможет там сделать выставку. Еще один покупатель из Москвы тоже говорил, что хочет помочь мне организовать выставку в Париже, через своих друзей-галеристов. Я не могу точно сказать, будет ли что-то из этого организовано наверняка, но, думаю, что все будет окей.

З Владом Мельником общалась Анна Головченко.

Автор фотографий: Влад Лемм.

 

Інші новини

21 серпня 2019
Artist talk: Аліса Олєва

Запрошуємо 21 серпня на artist talk Аліси Олєвої - художниці, кураторки резиденції з дослідницьких практик. 

Мисткиня працює в жанрі психогеографічних і аудіопрогулянок, використовує методи партисипативного мистецтва, перформансу, практикує самостійну або спільну прогулянку як один з найпростіших і доступних способів взаємодії та участі людей в дослідженні міста і самих себе. Під час зустрічі вона розповість більше про свою діяльність та власне про резиденцію. 

...
08 серпня 2019
Місто - джерело для візуальних рефлексій. Про що резиденція з візуального мистецтва

Художниця Люся Іванова та художник Єгор Анцигін родом з Дніпра, обидвоє закінчили Дніпровський театрально-художній коледж, після Національну академію образотворчого мистецтва і архітектури, працюють з такими медіа як живопис, фотографія, відео, інсталяція, живуть в Києві. З 30 вересня по 13 жовтня будуть спільно курувати напрямок з візуального мистецтва в Програмі резиденцій Артсвіт. Які вони мають побажання щодо учасників, та кого це може зацікавити, розповідають куратори.

 

...